Иван Бло

Терроризм во Франции: борьба против революционного исламизма

Политолог, бывший генеральный инспектор Министерства внутренних дел Франции

Источник: rethinkingrussia.ru

Количество терактов во Франции растет. За последний год было убито более 250 человек. Террористическая группировка «Исламское государство» (деятельность  террористической  организации ИГИЛ запрещена в России) утверждает, что эти нападения были совершены ее боевиками. Десять лет я работал на правительство Франции в сфере борьбы с терроризмом, и вот к каким выводам мне позволяют прийти мой опыт и исследования. После Второй мировой войны в мусульманских странах появилось новое экстремистское движение. Оно является революционным и тоталитарным. Идеология этого движения базируется на учении Корана, однако священную книгу интерпретируют таким образом, чтобы она оправдывала мировую революцию с целью создания всемирного «халифата», то есть тоталитарного  государства,  управляемого по «законам шариата». Отцами-основателями движения  были   египетский   профессор   Сейид   Кутб и богослов индо-пакистанского происхождения Абуль-Ала Маудуди. Кутб был приговорен к смерти в 1966 году, но Маудуди, приговоренный к смерти, смог  сбежать  в  Соединенные  Штаты,  где  и  умер в больнице Буффало в 1979 году.

Революционный, или насильственный, исламизм – это доктрина, пропагандирующая захват власти силой главным образом в ходе религиозной войны, именуемой «джихад». Мой коллега Роже Марион, занимающий высокое положение в нашей полиции, отмечает, что этот вид терроризма появился в 1992 году. Франция помогла подавить исламистское движение в Алжире, и «Исламский фронт спасения» создал «вооруженные исламские группировки» (GIA на французском), чтобы покарать Францию. Во время первого нападения этих террористов, которое произошло 25 июля 1995 года на станции метро «Сен-Мишель», погибло 8 человек и было ранено 117 человек. Изначально наша полиция считала, что она ведет борьбу с обычными преступниками. Постепенно полицейские поняли, что вынуждены сражаться против революционной террористической сети. Первый антитеррористический закон был принят в 1986 году, но были необходимы и другие законодательные инициативы.

Важный закон был утвержден в 2006 году при президенте Николя Саркози. Во Франции эффективно работает система разведслужб и специализированных судей, но этого недостаточно, чтобы выиграть войну против терроризма.

Вы можете отдать жизнь за семью, страну или веру, но не за светский характер правления или конституцию республики

И на это есть четыре причины. Франция участвовала в войнах на всей территории Ближнего Востока и Африки (против движения «Боко харам» и других  группировок,  в  первую  очередь  в  Мали) и числится одним из главных врагов в списках террористических организаций,  особенно  «Исламского государства». Длительное время «официальный представитель» ИГ Абу Мухаммад аль-Аднани заявлял, что необходимо любыми средствами убивать как можно больше французов. Тактика, использованная в Ницце, когда 14 июля водитель грузовика насмерть задавил 84 человека во время фейерверка на набережной по случаю национального праздника «Дня взятия Бастилии», вполне подпадала под идею аль-Аднани, озвученную в исламских СМИ.

Вторая причина, по которой Франция испытывает трудности в борьбе с терроризмом, заключается в том, что террористы живут в стране как «рыбы в воде». В нашей стране находятся миллионы мусульман, которые не интегрированы во французское общество: они проживают в пригородах больших городов, таких как Ницца, Марсель или Париж. Эти люди приехали во Францию из экономических побуждений и зачастую нелегально. Они не являются патриотами, и многие из них не выказывают лояльности в отношении французского государства. Хотя они не террористы, они выступают в роли «соучастников преступления», активных или же в большинстве случаев пассивных. Они могут предоставить комнату  для  ночлега,  накормить и т.д. Согласно опросу общественного мнения, 27% мусульман выступают в поддержку «Исламского государства» (опрос ICM, 2014 год) и считают, что понимают природу терактов или одобряют их в связи с участием Франции в борьбе с исламистами в Сирии, Ливии или в северной части Африки в целом.

Третья причина, объясняющая рост числа терактов во Франции, – недоукомплектованные секретные службы, а также полиция и армия. Вплоть до настоящего момента все политические партии, кроме «Национального фронта», под давлением лобби Департамента бюджетной политики выступали за сокращение численного  состава  внутренних сил.  Теперь все признают, что это было ошибкой.

Четвертая причина значима в долгосрочной перспективе. Когда я занимался вопросами борьбы с терроризмом, я неоднократно говорил, что у нас были хорошие секретные службы и отлаженная судебная практика в этом вопросе. Но мы не смогли помешать вступлению молодых людей в ряды исламистов, даже в местах заключения. Мои коллеги в ответ говорили о необходимости прививать им ценности Французской республики, знакомить с Декларацией прав человека и гражданина, говорить с ними о важности сохранения светского государства. Я же отвечал им, что нельзя бороться с верой, вовлеченностью на эмоциональном уровне, с помощью рациональных доводов, апеллируя к разуму. Когда Советский Союз воевал против гитлеровской Германии, Сталин не говорил, что идет борьба за социалистические идеалы. Он просил отстоять родину. Вы можете отдать жизнь за семью, страну или веру, но не за светский характер правления или конституцию республики. Де Голль отдавал себе в этом отчет во время Второй мировой войны. Когда зарождалось движение Сопротивления, он создал патриотическое движение

«La France Libre» («Свободная Франция») в Лондоне, но  не  захотел  использовать  национальный  девиз «Свобода, равенство, братство», потому что полагал, что тот слишком сильно ассоциируется с политикой. Он выбрал девиз «За честь и отечество», потому что эти два понятия, априори относящиеся к опыту каждого человека, воспринимаются  лучше, чем более узкие, идеологизированные понятия. Поэтому я просил основывать патриотическое воспитание молодых людей, рожденных на территории страны или приехавших, но желающих остаться, на героических примерах из французской истории. Нынешнее французское  общество  разложилось, оно руководствуется материалистическими соображениями, у него нет никаких идеалов, и по этой причине оно недостаточно сильно, чтобы бороться с  терроризмом.

Во-первых, мы слабы, потому что мы даже ментально не можем представить себя в ситуации, когда необходимо противостоять врагу. Во-вторых, мы не можем вдохновить молодых людей на защиту материалистических идей  и  индивидуалистического общества, где отсутствуют  какие-либо  идеалы. По этой причине я думаю, что война против террористических организаций будет непростой: мы, безусловно, можем найти материальные средства, привлекать на службу больше солдат и офицеров. Но мы слабы в духовных вопросах. До Первой мировой войны ситуация обстояла иначе, тогда патриотические настроения в обществе были очень сильны, патриотизм прививался в школе и в книгах, которые рассказывали о героях прошлого.

 

По этой причине в своей недавно вышедшей книге «Исламистский терроризм. Революционная угроза» я предлагаю следующие четыре меры:

1. Сделать обязательным изучение истории Франции для всех в качестве предмета в школе. Следует также обучать ей сотрудников средств массовой информации. В рамках этого предмета необходимо отойти от идеологии конкретных партий, а обучение должно строиться вокруг укоренившихся ценностей и патриотических идей, что особенно значимо в демократическом обществе.

2. Вновь сделать обязательным призыв на военную службу, который был упразднен президентом Жаком Шираком в 1996 году. Сейчас многие считают этот шаг ошибочным. Данный вопрос можно вынести на референдум (согласно Статье 11 Конституции Франции).

3. Создать национальную гвардию, чтобы дать возможность честным гражданам страны при необходимости взяться за оружие и помочь полиции и войскам. Гвардия существовала во Франции с 1789 по 1871 годы. Она существует в Соединенных Штатах Америки. Президент Путин в этом году также решил создать в России национальную гвардию.

4. Создать большой альянс, куда войдут все стороны, участвующие в борьбе с терроризмом, в том числе Россия, которая накопила большой опыт в данной области.

Сегодня я хотел бы добавить пятую меру для повышения эффективности антитеррористической кампании: отменить действие Шенгенского договора, который не позволяет Франции осуществлять контроль над своими границами. Последние события продемонстрировали, что Европейский Союз не может защитить нашу общую границу, так что лучше контролировать наши границы собственными силами, как это происходит в Великобритании. Но в конечном счете единственный способ остановить привлечение в ряды террористов новых членов – это развить в гражданах патриотические чувства