Константин Симонов

Проектное управление оправдало себя с точки зрения развития экономики

Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, первый проректор Финансового университета

Источник: politanalitika.ru

Владимир Путин провел в Кремле первое заседание Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Помимо самого президента, который возглавляет Совет, участие принимали премьер Дмитрий Медведев, председатели Госдумы и Совета Федерации Сергей Нарышкин и Валентина Матвиенко, полномочные представители президента в различных округах и представители бизнес-сообщества. В первую очередь необходимо обозначить направления, которые будут влиять на ускорение экономического роста, отметил глава государства. Владимир Путин напомнил о национальных проектах и назвал четыре подхода к приоритетным сферам: это концентрация усилий, оценка по результату, четкие целевые показатели на краткосрочную перспективу и экономия бюджета.

Сейчас ведутся дискуссии, чем закончится создание этого Совета и какова будет его деятельность. Некоторые даже говорят о реанимации национальных проектов в том или ином виде. Возможно даже, что некоторые нацпроекты – из тех 4, которые в свое время курировали –  будут продолжены. Возможно, сельское хозяйство заменят на коммуналку. В этом плане тот факт, что управление проектами оправдало себя с точки зрения развития экономики – действительно так. И мы сейчас видим, что ряд вещей решается в проектном формате: то же импортозамещение, оно многим надоело, но тем не менее определенный эффект от него есть. Это ведь тоже проект, который реализуется. Какие-то проекты более успешные, какие-то менее успешные. Импортозамещение, на мой взгляд, более успешно реализуется, проект Сколково как площадка инноваций не совсем успешно выглядит, но тем не менее.

Поэтому проектная логика в смысле развития национальной экономики вполне логична, разумна.

Так делают современные страны Запада и Востока. И в России те нацпроекты, которые реализованы и проявили себя, касаются и здравоохранения, и сельского хозяйства. Сельское хозяйство сейчас лидирует по показателям среди других отраслей. И это  не  только  влияние  санкций,  контрсанкций и девальвации рубля. Это влияние нацпроектов, которые привели туда серьезные деньги и сильно изменили ситуацию в том же животноводстве, в птицеводстве, и мы сейчас этот эффект наблюдаем.

При этом наши либералы предлагают вот такую логику: «давайте мы лучше не проектами будем заниматься, а  будем  хорошие  институты  создавать, и когда мы создадим хорошие институты, тогда у нас все само собой исправится». Это логика какой-то невидимой руки, чуда. Представьте: у вас есть поле, вы его перепахали, а вместо того, чтобы его засеять, говорите, что оно само как-нибудь засеется и в рот мне попадет. Здесь примерно такая же логика.

Поскольку мне кажется, что президент сомневается в эффективности такого подхода – создавай институты, и все попрет, успевай только карманы подставлять – то нужны какие-то более практические инструменты управления экономикой. Проектный подход выглядит именно таким.

Вопрос в том, что он предполагает безусловную концентрацию усилий на определенных направлениях, в том числе и финансовых усилий, о чем Путин прямо сказал. Вопрос в том, как это будет выглядеть на практике. Будет верстаться новый бюджет. Интересно, этот проектный бюджет будет имплантирован в логику бюджетного процесса или нет? Осенью узнаем. Логично, если говорить о проекте, вернуться к трехлетнему бюджету и проекты заложить в него. Тогда придется кого-то ограничивать. Это непростая история, потому что уже есть ориентир на ВПК, серьезные “бои” идут на тему того, сколько денег будет заложено в переоснащение армии и вообще на силовые структуры.

А идея структурных реформ, я считаю, – это мантра, которую 20 лет нам скармливают, но которая не  имеет  абсолютно  ни  малейшего  смысла. В чем идея заключается? Что у нас сырьевой крен. И что тогда значит реформа? Что мы должны сломать сырьевую экономику и создать что-то новое. Идея структурных реформ вообще опасна и неправильна.  Реформирование  означает  искусственную перекройку экономики. В этом плане революционно-структурные изменения нашей экономики – это другая логика. Нам говорят про реформы: давайте мы уничтожим сырьевой комплекс, и будем там чтото делать. Как архитектор – пришел, сломал дом, и давай что-то новое лепить. Что он слепит – непонятно. В этом плане такой подход не только неправильный, но и опасный.

Нужны  более практические инструменты управления экономикой. проектный подход выглядит именно таким

А структурные изменения – они уже происходят. Это видно и по статистике. Они, может быть, не такие быстрые, но не факт, что нам нужно быстро отказываться от сырьевой экономики. Есть общее мнение, что она себя исчерпала. Но знаете, США наращивают добычу нефти и газа. По газу уже давно обогнали, по нефти скоро тоже. И никто там не вопит, что “мы в 21 веке нефть добываем, это же позор, а где наши структурные реформы?!” Потому что сам сырьевой комплекс Соединенных Штатов существенно крупнее сырьевого комплекса России. Серьезно. И это касается не только углеводородов, это касается и леса, и угля, то есть, в целом у них гораздо более мощная сырьевая экономика. Но преимущество США в том, что помимо сырьевой у них существует и другая экономика. Так вот надо делать ее! Никто в США не говорил про структурные реформы. Надо делать так, чтобы сырьевую экономику органично дополнила другая. А мы вместо этого все время говорим, что сырьевая экономика зашла в какой-то там тупик.

Логика должна быть другой – отстраивание другой  экономики  рядом  с  сырьевой,  или  вместе с ней, или параллельно. И в эту логику укладывается идея, что мы не беремся ломать то, что есть, а беремся точечно достраивать то, что нужно. Нужны какие-то отрасли – давайте! Нужны инновации? Давайте точечно делать. А когда нам говорят: запускаем реформу, все закрываем, всех распускаем, строим новую экономику с нуля, возникает вопрос – зачем это делать?